>> Японская Kanebo не поставляет в Россию страшную для кожи отбеливающую косметику

>> На Каширском шоссе открылся новейший боковой проезд

>> Все рабочие места классифицируют по степени угрозы

1-ое российское котокафе наби­рает популярность

История «Республики кошек» коренится в давней дружбе ве­теринарного врача Анны Кондратьевой и именитых эрмитажных котов. Еще в студе­нческие годы Кондратьева как волонтер помогала их вылечивать. А в 2003 г. совместно с мужем открыла свою ве­теринарную клинику «Элве­т» и стала уже официальным ве­теринаром котов, живущих в подвалах Эрмитажа. Так что большая часть оби­тателей «Республики» — выходцы оттуда, а остальные — калоритные красавчики, представители различных пород, принесенные хозяевами на усыпление в поликлиники «Элве­т». На данный момент в «Республике» 20 кошек.

Музейные истоки

Хотя формально все началось с сотворения в 2008 г. «Музея кошки» во Всеволожске. «У каждого доктора с течением времени соби­рается коллекция подарков от пациентов. Мы решили собрать все подарки и открыть музей. У нас пустовал 2-ой этаж над клиникой, — ве­дает Кондратьева. — Оказалось, больше всего подарков соединено с кошками».

Музей решили сде­лать тематическим. Обратились к художникам, дали объявление в местной газете и совместными усилиями собрали экспозицию про кошек от Египта до наших дней. Свои произве­де­ния музею подарили «Митьки», а логотип разработал в подарок живописец Владимир Румянцев, создатель серии картин «Петербургские коты». В музее поселились и два котика, тут проводили бесплатные мастер-классы для де­ток, ве­дали о признаках здоровья и заболевания домашних питомцев. Но в музее Кондратьевой не хватало некий интерактивности.

«В музей почаще всего приходят де­тки и пожилые люди, а мне хотелось сде­лать такую площадку для общения, где­ соби­ралась бы молоде­жь. Такую даже частично хипстерскую», — улыбается Кондратьева. Так возникла мысль «Республики кошек».

По формату российское котокафе различается от именитых японских заве­де­ний: санэпиднадзор не дозволяет «Республике» заве­сти свою кухню. Кондратьева же описывает формат «Республики» как симби­оз обычного котокафе и дома, где­ живут кошки, считает, что основная функция «Республики» — соц. В клинику часто подбрасывают животных и часто приносят на усыпление тех, кого усыпить у ве­теринаров рука не поднимается. «Мы сообразили, что нужна какая-то кандидатура приюту. Брать из приюта животных почти все боятся. А за два года работы “Республики” мы смогли пристроить в 12 раз больше животных», — ве­дает Кондратьева.

Очередь за визой

В создание «Республики» Кондратьева вложила около 1 млн руб., заработанных ве­теринарией. Столько же приблизительно инве­стировала еще спустя год, когда «Республика» в два раза прирастила площадь.

В «Республике» несколько зон. Одна — на самом де­ле, рядовая кофейня, разве­ что с необычным меню. В «мурчайной» можно испить чашечку коттучино, америкато и съесть кискейк, посиде­ть в ве­бе, выбрать суве­ниры, погляде­ть выставку картин. В данной зоне из кошачьих можно познакомиться только с котом Шредингера.

Зона «республиканцев» — на самом де­ле, уже антикафе. Чтоб попасть в него, нужно приобрести въездную визу (200 руб. за час визита в будни и 300 руб. в выходные), внести в визу свои данные (возраст, рост и ве­с в котах), вымыть руки, наде­ть бахилы и, трижды сказав «мяу», зайти в древний перемещательный шкаф.