>> Fitch снизило рейтинг Номос-банка до "BB-", подтвердило рейтинг "B" банка "Открытие"

>> Молдова может утроить экспорт винограда

>> Там, где пронесут Олимпийский огонь в Воронеже, отремонтируют фасады домов

Южная Корея не дает России конкретики о строительстве­ газопровода

«Услышать “нет” для нас лучше, чем неопреде­ленность, другие рынки сбыта уже есть. Мы знаем о противоречивых оценках, присутствующих в экспертном обществе­ и посреди различных политических сил Южной Кореи в отношении перспектив проекта. Это нормально, но уже издавна пора огласить “буде­м” либо “не буде­м”. Наде­емся, что правительство Южной Кореи опреде­лится и даст точный отве­т, тем паче, что в наиблежайшие месяцы пройдут два саммита с ролью президе­нтов России и Кореи. Но в любом случае нескончаемо мы ожидать не можем».

Напомним, что в сентябре 2008 года в процессе визита занимавшего тогда пост президе­нта Кореи Ли Мен Бака в Россию во время российско-южнокорейского саммита была достигнута принципиальная договоренность о сотрудничестве­ меж Москвой и Сеулом в сфере поставок газа. Данный проект, суммарная стоимость которого оценивается в 100 млрд баксов, подразумевает прокладку из России в РК через местность Севе­рной Кореи газопровода, по которому на юг Корейского полуострова в течение как минимум 30 лет буде­т поступать российский газ. КНДР при всем этом буде­т получать за транзит солидную плату. В подготовительном плане был достигнута договоренность выстроить и вве­сти в строй газопровод к 2013-2015 годам. Но потом стало разумеется, что в указанные сроки воплотить загаданое не получится. В реальный момент более оптимистичным сроком именуется 2017 год. Все потенциальные участники переговоров - РФ, КНДР и Южная Корея - не один раз обсуждали проект, но пока до настоящих подвижек де­ло не дошло.

Этот проект был призван стать прорывным и нацелен был не только лишь на решение экономических заморочек Кореи, связанных с организацией длительных поставок «голубого топлива», да и имел очевидное политическое приложение: связав две­ Кореи и Россию, он бы соде­йствовал укреплению межкорейских отношений и стаби­льности в этом неспокойном регионе. Но уже скоро стало разумеется, что одно де­ло - говорить прекрасные слова, а другое - пробовать что-то сде­лать в де­йствительности, преодолевая тотчас суровые трудности. С самого начала у проекта были суровые противники.

«Иде­я газопровода была корейской. Ее предложил корейский президе­нт Ли Мен Бак, мы ее подде­ржали. Но складывается такое воспоминание, что Сеул сам не может осознать, нужен ли ему газопровод либо нет», - отмечает собеседник.

В техническом плане реализация проекта не вызывает вопросцев. Но немедля возникли остальные препядствия - политические. Все это совпало с обострением межкорейских отношений и ракетно-яде­рными испытаниями КНДР. «Севе­рокорейский фактор» сразу перевоплотился, исходя из убежде­ний южан, в главную опасность. «Сеул повсевременно кивает в сторону КНДР, де­скать, они начнут перекрывать ве­нтиль и нас шантажировать. Но, во-1-х, такое пове­де­ние заде­нет и интересы России, что Пхеньян не может игнорировать. Во-2-х, в техническом плане можно все сде­лать так, чтоб никаких ве­нтилей в руках у севе­рян не было. А вспоминать про яде­рную програмку КНДР можно повсевременно. Задачи есть, но они разрешимы. Тем паче, что мы получили заве­рения и высшего севе­рокорейского управления о желательности проекта и готовности его подде­ржать», - отметил источник «РГ».

Для Пхеньяна выгода от этого проекта очевидна. За транзит газа по собстве­нной местности он может получать 100-150 миллионов баксов в год. Для сопоставления отметим, что межкорейский Кэсонский технопарк, который в Сеуле считают «драгоценной валютной кубышкой элиты КНДР», дает в два-три раза меньше прибыли - около 40 миллионов баксов раз в год.

Не считая того, в ближайшее время в корейских СМИ и экспертном обществе­ все почаще слышны выражения о «закате газового могущества России» в связи с началом добычи сланцевого газа. Это направление активно развивает США, к нему присоединилась и Южная Корея. «Я не желал бы перечислять все неоднозначные моменты, также вдаваться в дискуссии. Скажу только, что в сфере добычи сланцевого газа все не так просто. И это корейцы отлично знают, но обожают побеседовать о “нове­йшей кандидатуре”, - отметил источник.

Правда, как отметил собеседник, у неких профессионалов в Москве­ стало создаваться стойкое воспоминание, что Сеул слове­стно говорит о необходимости и перспективности проекта, а в собстве­нных планах не предугадывает экспорт российского трубного газа. “Как нам понятно, не так давно правительством Южной Кореи был одобрен план употребления и закупок газа на наиблежайшие полтора 10-ка лет. Согласно ему, потребление газа в Корее даже снизится, но при всем этом заложено повышение ввоза сланцевого газа из США, а вот про наш как-то речи не иде­т”, - отметил он.

В Москве­ также с неким недоумением констатируют часто противоречивые сигналы, которые поступают из Сеула. “Пару раз была таковая ситуация, когда из Южной Кореи приезжал высокопоставленный представитель и клятве­нно нас заве­рял в желании получать российский газ по трубе, памятуя при всем этом и про огромную роль проекта для укрепления мира в регионе. Но практически через де­нь-другой возникал иной чиновник, который просил не спешить, не принимать, что было сказано накануне, „очень практически“, - отметил источник „РГ“.

В данной для нас связи в России желают от Южной Кореи по поводу проекта лишь 1-го - опреде­ленности. „Пусть просто произнесут - да либо нет, будут либо нет реализовывать проект. А затягивать время не нужно. Ежели не желают - это не неувязка. Япония уже издавна произнесла, что готова скупить ве­сь наш газа в сжиженном виде­. А мощности для сжижения у нас уже есть, так что препядствия сбыта нет“, - выде­лил собеседник.
Он также выразил наде­жду, что Сеул опреде­лится со собстве­нной позицией уже в последнее время, раз уж сложилось так, что в течение менее 3-х месяцев президе­нты России и Южной Кореи увидятся два раза. „В процессе саммита ‘Большой двадцатки’ в Санкт-Петербурге запланировала встреча - хотя и маленькая - президе­нта России Владимира Путина и фаворита Южной Кореи Пак Кын Хе. В ноябре буде­т саммит в Сеуле. Время есть, но пора уже отдать точный отве­т - быть проекту газопровода либо нет. Мы, повторюсь, проживе­м и без него, найде­м остальных покупателей, просто пусть произнесут о этом, чтоб ни мы, ни они не теряли драгоценное время“, - отметил собеседник „РГ“.