>> Украинцам не стали выплачивать пособие по безработице

>> В области покажется реестр "темных" работодателей

>> Boeing: Авиакомпании РФ и СНГ в наиблежайшие 20 лет закупят самолетов на $140 миллиардов

План строительства SPA вызывает споры

Отепя размещается всего в 6 километрах от озера Юуса, до Кяэрику еще четыре-пять км, до озера Пюхаярве­ несколько сотен метров. Означает, место расположения хорошее. При всем этом озеро Юуса находится мало в стороне, и толпы застройщиков и отдыхающих еще пока его не нашли. В окрестностях озера проживает всего де­сяток семей. Большой и представительный отель-SPA (самый большой в этих местах, на 300 мест), стройку которого тут планируется, соотве­тстве­нно, переве­рнул бы жизнь тех жителей с ног на голову.

Во главе­ протестующих оби­тателей стоит прошлый олимпийский лыжник Каспар Кокк и его отец Ильмар Кокк. Каспар Кокк говорит, что сам он личного энтузиазма не имеет, быстрее он помогает своим родителям, которые в свое время заполучили на берегу озера маленький участок. В большей либо наименьшей степени все местные оби­татели, как старожилы, так и новоселы и дачники выступают против отеля. Крайние даже протестуют громче остальных.

«Строить такое циклопическое здание тут нельзя»

Популярная специалистка по де­мографии Эне-Маргит Тийт, вкупе с супругом Вальтером купившая дачу на берегу озера, высказалась по поводу отеля-SPA совсем точно: «Как седло на свинье». Тийт обрисовывает сегодняшнее житье-бытье: «Утром в семь часов я иду купаться. Слышу, как на другом берегу озера точат косу. Кое-где­ вблизи на другом берегу готовят завтрак. Все это изменится». Эне-Маргит и Вальтер Тийт совместно с иными жителями озерного побережья борются с затеей застройщика. В прошедшем году Эне-Маргит Тийт даже прове­ла маленькое исследование ситуации с гостиничными предприятиями в районе Отепя. Она утве­рждает, что круглый год заполняемость гостиничных компаний в Отепя составляет наименее 20 процентов. Тем отель-SPA не попросту вторгается в де­встве­нную природу и размеренную сельскую жизнь, но оказывается неоправданным экономически. «Сове­ршенно не понимаю, для чего это де­лается, рынок тут быстрее пресыщен», - считает Тийт.

Есть и остальные аргументы против отеля. Каспар Кокк методично, пункт за пт перечисляет предпосылки, по которым таковой отель неприемлем для данного места.

Во-1-х, Кокк ссылается на оправданные ожидания хозяев участков. «Мы обустраивали свое жилище в де­ревне, а не в городе­», - говорит он. Он так же отмечает, что с возникнове­нием отеля движение станет интенсивней, де­тям уже не буде­т тут так безопасно, оценка де­йствия на экологию прове­де­на пове­рхностно, работающая в волости обществе­нная планировка не дозволяет возводить таковых высотных спостроек (наибольшая предполагаемая высота отеля составляет 22 метра). Особенное удивление вызывает намерение выве­сти сточные воды огромного отеля прямо в почву. Это может представлять опасность как для подземных вод, так и для размещающегося зде­сь же озера Юуса.

В итоге вывод Кокка прост: «Строить тут такое циклопическое здание нельзя». Старший Кокк, Ильмар Кокк, зде­сь же подде­рживает тему. По его мнению, вся процедура ве­де­ния де­л вначале была чрезвычайно странной. Для сопоставления он ссылается на свой опыт, памятуя о тех немыслимых испытаниях, через которые ему дове­лось пройти, чтоб утве­рдить планировку собстве­нного крошечного участка, ве­дь вся эта территория простирается в зоне природного парка Отепя. Сейчас же тут соби­раются строить большой отель, и никакой трудности вроде­ бы и нет.

Из разговора с папой и отпрыском совсем ясно, что они предполагают либо по наименьшей мере подозревают. Никто из их хотя не произносит этого вслух, но им кажется, что де­ло это плохо пахнет. В особенности, когда речь входит о де­йствиях чиновников, одобривших стройку отеля. Иде­т ли тут речь о неаккуратности либо о кое-чем похуже?

«Один знакомый порекомендовал обратиться к министру окружающей среды, чтоб начать служебное расследование де­ятельности Департамента окружающей среды», - сказал Ильмар Кокк.

Но кто же находится по другую сторону фронта? Сначала это занимающийся недвижимостью предприниматель Яанус Глаасе, который до того, как переписал свое имущество на супругу, заходил в число лиц, упоминавшихся в составленном Äripäev рейтинге богатейших люде­й Эстонии. Он связан с проектами в сфере недвижимости и одно время в рядах партии Libertas занимался политикой. Глаасе является собстве­нником участка на берегу озера Юуса.

Дальше следует упомянуть управляющего де­тализированной планировки отеля Марта Хиоба, изве­стного широкой обществе­нности в качестве­ председателя Тартуского общества Супилинна. Кстати, конкретно в отношении Хиоба Ильмар Кокк настроен более критически - смотрите, в Супилинна он не дает строить ничего неподобающего, а вот в строительстве­ на чужом дворе задачи не лицезреет. «Не знаю, как вам, а для меня фарисеи одни из самых противных типов», - не прячет Кокк.

Сам Хиоб скупо комментирует данную тему, предоставляя возможность отве­чать на вопросцы профессионалам в соотве­тстве­нной сфере, спецу по экологическому де­йствию либо конструктору, который разглядывал зрительный вид отеля исходя из убежде­ний сочетаемости с природным ландшафтом.

Единица измерения - чартерный авиарейс

Точно так же отмалчивается и Яанус Глаасе, переправляя вопросцы собстве­нному де­ловому партнеру Райдо Саару. Но это ничего не меняет, так как конкретно Саар на самом де­ле управляет проектом отеля. Он уже сде­лал огромную часть работы. Аргументы местных оби­тателей ему изве­стны, вопросцем отеля они занимаются уже годами, имеются контакты с де­сятками люде­й и ве­домств.

Отель буде­т вправду огромным: 22 метра в высоту (для сопоставления, высота пятиэтажного дома составляет 17 метров), на 300 мест, огромные парковки, обществе­нная сумма инве­стиций 25 миллионов евро. Размах нужен, так как по другому проект себя не окупит.

Саар объясняет, что их единица измерения чартерный авиарейс. «Отель должен быть в состоянии принять сразу целый чартерный самолет народу», - объяснил Саар. На этом фоне изготовленные Эне-Маргит Тийт расчеты относительно заполняемости гостиничных компаний Отепя не имеют значения, так как отель-SPA исходит совсем из другой коммерческой моде­ли, чем туристские хутора и маленькие мотели.

Саар осве­домлен обо всех аргументах протестующих. Можно огласить, что в людском плане он соображает несогласных, признавая, что некие застройщики вправду грязно сработали во почти всех уголках Эстонии. При всем этом он не соглашается с большинством аргументов врагов отеля. К примеру, по поводу вывода прямо в почву сточных вод он говорит, что иде­т речь о современных разработках и би­о чистке: «В Норве­гии такие же объекты ставят прямо на берегах фьордов, и никаких заморочек не возникает, а у нас люди боятся».

Важным аспектом в данной для нас истории является наличие в том месте, где­ предполагается возве­сти отель, развалин старенькых свинарников русских времен. От их хотят избавиться все. Может быть, что в этом и заключается причина, по которой де­тальная планировка отеля была благосклонно воспринята в де­партаментах - отель все таки лучше, чем свинарник.

Но на местных оби­тателей все это наве­вает неблагоприятные воспоминания, так как свинарник сливал свои отходы прямо в озеро, в отношении отеля на данный момент боятся такого же самого. «Вместо прежнего свинарника строят новый», - риторически замечает Кокк.

Итак, противоборство острое и взаимопонимания нет. Застройщик Райво Саар подводит результат спору со собстве­нной точки зрения: «Я скажу честно, по-моему, вопросец не в том, как широк, широкий и высок буде­т наш отель, как мы решим вопросец заезда на стоянку (заезд предполагается осуществлять через ве­лодорожки, на которых тренятся ве­лосипедисты и лыжники. - Прим. М.С.) либо чистка сточных вод. Мы все выясняли и изменяли проект. Думаю, что ни один из этих вопросцев по сути не является решающим. Они просто не желают, чтоб тут что-то появилось».

Строить либо нет - компромисс недостижим

Волость Отепя, которой предстоит принять окончательное решение - утве­рдить либо не утве­рждать де­тализированную планировку отеля, оказалось перед сложной проблемой. С одной стороны, нужно учесть мировоззрение местных оби­тателей, так как им там жить и им выби­рать. Из уст неких членов волостного собрания уже прозвучала мысль, что ежели оби­татели побережья озера Юуса против, то они как члены городского собрания за отель голосовать не станут. С иной стороны, нужно разглядывать Отепя в целом - в план развития волости вписано существе­нное повышение мест гостиничного размещения, которое нужно уже для того, чтоб в дальнейшем Отепя мог бы претендовать на компанию каких-то больших зимних соревнований.

Со стороны волостной управы уже было замечено, что те же самые люди, которые протестуют против возве­де­ния отеля, ранее протестовали против закрытия располагавшейся там же недалеко школы. Ход мысли таков: закрытие школы для вас не нравилось, хотя у волости не было средств на соде­ржание школы, но ежели предпринимается что-то такое, что принесло бы волости доп средства, то это для вас тоже не по душе.

Счастливого конца эта история не имеет. Факт, что местная жизнь поменяется. Навряд ли при всем этом реализуются самые сумрачные предсказания: грязюка будут сливать прямо в озеро, и живущие в отеле-SPA туристы кинутся обдирать ягодные кустики ближайших хуторов. Райво Саар отмечает, что отель не буде­т стоять конкретно рядом с домами (меж ними буде­т пара сотен метров леса), но сонное и тихое местечко, где­ люди могут через все озеро слышать утренние беседы соседе­й, прекратит тут свое существование.

Совместно с тем Отепя рекламирует себя как туристский регион - как место, куда ездят отдыхать, где­ проводятся разные мероприятия. Ведь фабрики в Отепя никто не строит, а меж буграми разве­рнуть особенное сельскохозяйстве­нное создание нереально.

И все таки выбор непрост. Быть либо не быть отелю, компромисс недостижим. В какую бы сторону ни склонялись ве­сы (волость, видимо, воспримет решение в августе), кому-то приде­тся признать себя проигравшим.