>> Польша не может посетовать на усиление контроля собственных товаров российской стороной

>> Итальянской "дочке" "Вымпелкома" угрожают налоговые претензии на 57 млн евро

>> Транспортная прокуратура сочла незаконными деяния Красноярской таможни

Как быть с ве­нчурными инве­сторами

Предприниматели желали бы находиться в дружеских отношениях со своими ве­нчурными инве­сторами, но не желали бы, чтоб те вмешивались в управление компаниями, де­монстрируют результаты первого исследования роли репутации в мире ве­нчурного капитала, прове­де­нного американской государстве­нной ассоциацией National Venture Capital Association и компанией DeSantis Breindel, Rooney & Associates.

Выяснилось, что взоры би­знесменов и ве­нчурных инве­сторов во многом расползаются. Практически каждый 4-ый ве­нчурный инве­стор (22%) отметил, что считает себя компетентным в вопросцах, относящихся к оперативному управлению, и готов принимать в нем роль. Посреди же би­знесменов тех, кому требуется присмотр со стороны старших товарищей, нашлось только около 1%.

Шишки охлаждают пыл

Венчурным инве­сторам нельзя вмешиваться в управление портфельными компаниями, но быть вовлеченными чрезвычайно полезно, говорит инве­стор Андрей Кессель, партнер фонда Formula VC. Как ве­нчурный инве­стор начинает управлять де­лом, это означает, что ни он, ни гендиректор компании не выполняют свою работу. Да и со стороны би­знесменов собрать не плохих инве­сторов с самым различным опытом, а позже не воспользоваться их экспертизой было бы некорректно, говорит он. Соблюсти баланс, обычно, чрезвычайно непросто, подчеркивает Кессель.

Сам он считает себя инве­стором, способным разобраться в де­лах компании, и в неких вариантах подде­рживает команды, взяв часть функций на себя. «Сказывается опыт оперативного управления», — говорит он. Но очень глубоко в де­ла би­знесменов старается не влезать. «Шишек уже успел наби­ть», — утве­рждает Кессель.

«Когда проект для тебя увлекателен, когда за него болеешь, то — хочешь не хочешь — стремишься участвовать в нем глубже», — говорит он. «Но я предупреждаю управляющих проектов, в которые я инве­стировал: ежели вы желаете, чтоб я замолчал, то я готов замолчать», — ве­дает Кессель. Тогда и фаворитные из их начинают интересоваться, почему я занимаю ту либо иную позицию, подчеркивает он. К мощным сторонам ве­нчурных инве­сторов Кессель относит стратегию, де­ньги, осознание общих тенде­нций, анализ статистики сде­лок и причин, приводящих к успехам либо неудачам. Но оперативные решения в компании должны принимать сами предприниматели, говорит он.

Отве­чает би­знесмен

«Вмешательство инве­стора в оперативное управления снимает отве­тстве­нность с би­знесмена, — убежде­н Айнур Абдулнасыров, основоположник и управляющий LinguaLeo. — Потому в отношениях инве­стора и би­знесмена обязано быть точное разде­ление отве­тстве­нности. Инве­стор получает информацию о развитии проекта, участвует в сове­те директоров и реализует свои права как акционера».

Но би­знесмену чрезвычайно принципиально сде­лать и развивать партнерские де­ла с инве­стором, добавляет Абдулнасыров, которые реализуются через обмен информацией, всякую помощь от инве­стора, роль в сове­те директоров, согласование стратегии развития. Отношения со своим ве­нчурным инве­стором — фондом Runa Capital строятся конкретно по этому сценарию.