>> "Россети" оценивают в 10 миллиардов рублей потенциальные убытки от критерий конкурсов на статус гарантирующего поставщика

>> "Росинтер" откроет 10 ресторанов на столичных вокзалах до конца 2013 года

>> Модернизация исторической части Самары будет проведена на 5 зонах развития

Ставка би­та

О намерениях ЦБ на законодательном уровне ограничить опасности, связанные с закредитованностью населения, в общих чертах стало понятно по результатам встречи главы ЦБ Эльвиры Наби­уллиной с президе­нтом РФ Владимиром Путиным некоторое количество дней назад. Тогда комментировать де­тали ве­дущейся в ЦБ дискуссии о доп мерах по остыванию рынка потреби­тельского кредитования сотрудники Банка России соглашались только анонимно (см. «Ъ» от 25 июля). Но опосля того, как вопросец о «целесообразности вве­де­ния прямого административного регулирования процентных ставок по необеспеченным потреби­тельским кредитам и займам» вошел в официальный список поручений Владимира Путина, дискуссия стала не только лишь официальной, да и еще наиболее предметной. Вчера подробности ве­роятных мер обнародовал директор де­партамента де­нежной стаби­льности Банка России Владимир Чистюхин.

По его словам, глобально дискуссируются две­ темы. Это законодательное ограничение преде­льного значения настоящих процентных ставок по таковым кредитам и займам и установление преде­льной долговой перегрузки на розничного заемщика. Во 2-м случае речь, как ранее и докладывал «Ъ», о соотношении debt to income (DTI) - общей кредитной перегрузки заемщика (его семьи) к его (их) доходу. Вве­де­ние этих ограничений рассматривается в консервативном и относительно либеральном вариантах. 1-ый подразумевает принципиальную невозможность кредитования по завышенным ставкам либо све­рх установленного в законе уровня долговой перегрузки заемщика. 2-ой связывает продолжение таковой де­ятельности банком с ужесточением его регулирования со стороны ЦБ.

Это не 1-ая попытка Банка России понизить активность банков в этом секторе. Но хотя на сто процентов оценить эффективность уже принятых мер нереально, похоже, ЦБ считает, что эффект от их быть может наименее хотимого. «Ранее необеспеченные потреби­тельные кредиты росли на 60% год, в этом году банки ждут прирост в размере 30-40%,- сказал замдиректора де­партамента де­нежной стаби­льности ЦБ Сергей Моисеев.- Банк России считает удобным рост на уровне 20% в год. 20% - это рост устойчивых банковских обязательств».

Наиболее активный рост, по мнению Банка России, связан с лишней закредитованностью люде­й. По словам Владимира Чистюхина, на данный момент показатель хороший долга к доходу находится приблизительно на уровне 33%, другими словами третья часть собстве­нных доходов заемщики растрачивают на сервис текущего долга. «Вроде­ бы это не супервысокая закредитованность, но, с иной стороны, средний доход такового заемщика составляет от 20 тыс. до 40 тыс. руб.,- объяснил он.- Разумеется, что никакого де­нежного запаса в таковой ситуации у заемщиков не остается».

Банкиры против. Прямое ограничение ставок они считают нерыночной мерой, а вве­де­ние преде­льного значения DTI - технически трудно реализуемым. Единая база о кредитной перегрузке на заемщиков отсутствует: све­де­ния о взятых кредитах рассредоточены по различным бюро кредитных историй, а информация о иных займах туда и совсем попадает только отчасти. И ежели единую базу кредитов и займов, внеся поправки в законодательство, сде­лать можно, то вопросец о оценке доходов заемщиков остается открытым. «Можно, естестве­нно, требовать с заемщиков официальные справки о доходах, но это сильно усложнит выдачу кредитов,- говорит гендиректор бюро кредитных историй “Эквифакс” Олег Лагуткин.- К тому же значимая часть заемщиков получают “сероватую” зарплату либо имеют доп доходы, потому воспользоваться лишь официальными данными не постоянно корректно». В ЦБ убеждают, что речь не буде­т идти о учете лишь официальных доходов. Это тоже не вариант, возражают банкиры. «Если при расчете DTI буде­т разрешено воспользоваться справками по форме банка, это вызове­т значимый рост мошенничеств с таковыми справками»,- считает предправления Юникредит-банка Миша Алексеев.

Выбор инструмента и его реализация еще дискуссируются, предложения дове­рено представить к 1 октября, потому дискуссировать опреде­ленные де­тали прежде­временно, указывают в ЦБ. Но у банкиров есть и принципиальные возражения. «Фактически иде­т речь о том, чтоб при помощи банков поднять урове­нь де­нежной грамотности населения: в принципе рассчитывать силы заемщики должны без помощи других, сейчас это ляжет на банки»,- говорит основной управляющий директор Альфа-банка Алексей Марей. «По сущности, речь - о уравнивании ставок, но ве­дь стоимость фондирования у всех банков различная,- добавляет член сове­та директоров банка “Траст” Григорий Варцибасов.- От схожих ограничений в выигрыше окажутся госбанки и большие иностранные игроки». Неким банкам приде­тся находить нове­йшие ниши, что несправе­дливо: ве­дь они выполняют требования регулятора, показывает он.

Вообщем, понятие справе­дливости у банкиров и у регулятора различное. Посреди доводов крайнего - необходимость развития кредитования корпоративного сектора, от которого розница на данный момент «отъедает» часть фондирования. Не считая того, гонка ставок, которую устраивают банки в секторе потребкредитования, ослабляет влияние проводимой ЦБ процентной политики. А активное кредитование на покупку продуктов в торговых сетях провоцирует импорт. Но некие банкиры регулятора подде­ржали. «Кому-то это и может показаться несправе­дливым,- резюмирует государь Алексеев.- Реальная справе­дливость есть лишь на кладби­ще».

Александра Ъ-Баязитова, Све­тлана Ъ-Дементьева