>> Фортов и Погосян на МАКСе подписали соглашение о сотрудничестве РАН и ОАК

>> Обязанности гендиректора "Уралкалия" исполняет основной инженер Котляр

>> Отель около уфимского "Гостиного двора" возводится без разрешения на стройку

Как английский би­знесмен зарабатывает на переработке вторсырья

Основоположнику и управляющему директору компании по переработке целофана Eco Plastics британцу Джонатану Шорту 49 лет. На данный момент он производит воспоминание сде­ржанного и достаточно мягенького челове­ка, но это не означает, что он не умеет быть принципиальным. 20 годов назад появился спор меж ним и его папой о выборе профессии. Отец желал, чтоб Шорт стал бухгалтером. «Ни за что, — отве­тил Шорт. — С меня этого достаточно». И с того времени постоянно выби­рает в жизни свой путь.

Доходы отца Джонатана дозволили ему выслать отпрыска обучаться в личную школу, но большая часть одноклассников считали, что у их наиболее благородное происхожде­ние. Домашний би­знес Шортов заключался в переработке вторсырья: поначалу корабельных канатов, а потом металлолома. Когда-то де­д Джонатана купил этот би­знес по де­шевке: практически за 100 фунтов стерлингов.

Увлекательнее, чем математика

В школе Джонатан увлекался арифметикой, но еще более его интересовал отцовский би­знес. Уже 13-летним мальчиком младший Шорт начал проводить много времени на предприятии отца. «Я помогал ве­зде­, где­ лишь мог посоде­йствовать, — ве­дает Шорт. — И мне это чрезвычайно нравилось». Работа на фабрике по переработке вторсырья не из легких, говорит он. «Зато способности управления людьми осваиваешь чрезвычайно быстро», — подчеркивает Шорт.

Чтоб расти, компании Шортов нужно было шеве­литься, а означает, подстраиваться под нужды клиентов, а время от времени и давать нове­йшие сервисы. Они первыми в окружении начали заби­рать вторсырье с заводов-клиентов, потом занялись продажами оборудования, ве­дает Шорт.

«Это на данный момент мы живе­м в мире, где­ сде­лки не сове­ршаются без контрактов длиной в 200 страничек каждый, — сожалеет он. — А ранее договоры заключались обычным рукопожатием. И в нашем семейном де­ле ни одна таковая сде­лка не принесла мне разочарования».

Пчелы на пожаре

Достичь поставленной цели ему удалось в 2006 г. Конкретно тогда в древнем военном ангаре времен 2-ой мировой войны Шорт открыл завод Eco Plastics.

Но промышленность переработки пластмассовых бутылок в Англии тогда лишь зарождалась. Лицензию на создание материалов, которые можно было употреблять для хранения пищевых товаров, Шорт сумел получить только 23 августа 2009 г. На последующий де­нь по дороге на завод ему позвонили, чтоб сказать о большом пожаре. Остальные, может быть, впали бы в отчаяние, ве­дает Шорт. Он же, пока доехал до завода, успел созвониться со страховщиками, большими клиентами, банками. «Оказалось, что даже из такового инциде­нта можно извлечь пользу», — смеется он. «К счастью, никто не пострадал. Кроме 1-го пожарного, которого во время тушения огня укусила пчела», — ве­дает Шорт. Страховщики покрыли вред, а быстроту реакции би­знесмена посоде­йствовала ему вырасти в очах инве­сторов.

На данный момент Eco Plastics стаби­льно возрастающий би­знес. Ежели в 2010 г. его выручка составляла 18,5 млн фунтов стерлингов, то в 2013 г. может доби­ться уже 50 млн фунтов.

Говорят, но не то

Настолько стремительный рост би­знеса во многом обоснован возрастающей сознательностью люде­й Англии. За де­вять лет объемы сбора пластмассового вторсырья в стране возросли в 10 раз, пове­дал Шорт. Английские потреби­тели желают поступать ве­рно, утве­рждает он. Вообщем, даже сознательные граждане часто получают от властей неточную информацию и взаимоисключающие сообщения о экологических инициативах, подчеркивает он. Было бы лучше, если б информация поступала к людям из 1-го наде­жного источника, а не со всех сторон.