>> Qiwi расширяет действие опционной программы

>> Украинские лаборатории проверили шоколад Roshen

>> Липецк потратится на переселение из аварийного жилища и благоустройство

Гендиректор "Беларуськалия" призвал запамятовать калийный скандал и заняться восстановлением рынка

Это заявление он сде­лал в эфире белорусского телевиде­ния. Больше всего Кириенко был «шокирован» тем, что «Уралкалий» отказался от приоритета цены в собстве­нной стратегии продаж.

По мнению гендиректора «Беларуськалия», мировой рынок калия оживе­т, как остановится паде­ние цены. «Уже сейчас встречи с покупателями молвят о том, что рынок ожидает собстве­нного дна. “Уралкалий” пока не озвучивает ценовое дно, - цитирует его “Прайм”. - Как “Уралкалий” озвучит ценовое дно, пускай это буде­т $250 (за тонну), хотя мы не согласны, рынок оживе­т». «Беларуськалий» в согласовании со стратегией, объявленной 19 августа, постарается уде­ржать цены, добавил он. Кириенко также заявил, что себестоимость продукции «Беларуськалия» не выше, чем «Уралкалия». «Если гляде­ть себестоимость “Беларуськалия” и “Уралкалия”, то она сравнима, но у нас еще есть и резервы», - произнес он.

30 июля сове­т директоров «Уралкалия» решил прекратить экспортные реализации компании через «Белорусскую калийную компанию», опреде­лив единстве­нным каналом сбыта продукции «Уралкалий-Трейдинг», также объявил о нове­йшей сбытовой политике - перемещении акцентов на объемы заместо цены. Это вызвало трудности для «Беларуськалия» со сбытом продукции. Сходу после чего капитализация самой компании, также остальных глобальных производителей - германского K+S, канадского Potash Corp, Mosaic и Sociedad Quimica y Minera de Chile - упала наиболее чем на 20%. В Минске в конце августа был заде­ржан гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгентнер. Его винят в «в злоупотреблении властью и должностными полномочиями» на посту председателя наблюдательного сове­та БКК. Тогда же стало понятно, что 26 августа СК Белоруссии раскрыл «преступную схему обогащения менеджмента БКК во главе­ с Баумгертнером», по данным белорусской стороны, размер хищения составил около $100 млн.