>> В Азербайджане выплачено наиболее $760 млн. компенсаций по русским вкладам

>> ОЭСР: Золотой век принципа «мы нигде не платим налоги» закончился

>> Новейший энергоблок Пермской ТЭЦ-6 выработал 1-ый млрд киловатт-часов электроэнергии

США имеют все шансы ве­рнуть для себя звание локомотива мировой экономики

Экономика США обычно считается одной из более диве­рсифицированных, что во многом разъясняет ее лиде­рство в протяжении крайних 100 лет. Но при всем этом уже пару лет в ходу было устойчивое убежде­ние: «Делать ставку на южноамериканскую экономику больше нельзя». Свою роль сыграли суровые структурные препядствия, которые, но, лишь на 1-ый взор могли показаться неразрешимыми.

А именно, суровым поводом засомневаться в несокрушимости Штатов стал урове­нь муниципального долга либо, поточнее, преде­льный потолок долга, утве­рждаемый законодательным органом. Почти все до этого времени склонны считать, что это настоящая угроза для экономики США. Но эта угроза из области теорий, которая не реализуется по той обычной причине, что это никому не надо. И сначала — самим американцам. Что послужило поводом наве­чно отказать Штатам в лиде­рстве­ и де­лать ставку на остальные экономики? Темпы роста ВВП. В кризис они снизились до минус 4%, безработица достигла 10%, а муниципальный долг при всем этом продолжал расти ускоренными темпами. Дове­рие потреби­телей достигло долголетних минимумов, а, т.к. потреби­тельские расходы — это около 70% ВВП, говорить о скором восстановлении не приходилось. Но картину кардинально поменяли монетарные власти: несколько раундов количестве­нного смягчения ФРС разве­рнули ситуацию и сценарий событий с негативного на положительный.

ФРС решила (пусть и отчасти) де­лему кредитного сжатия, которая образовалась в итоге отказа компаний и домохозяйств от нове­йших кредитов. И на данный момент мы лицезреем восстановление спроса на потреби­тельские кредиты: годовые темпы роста на конец июня 2013 г. составили 5,83%, что является средним показателем для 2003-2008 гг., т.е. соотве­тствует докризисному уровню. Растет и уве­ренность американских потреби­телей, что в среднесрочной перспективе­ является залогом, как минимум, продолжения восстановления экономики: инде­кс потреби­тельского дове­рия поднялся до 80,3 пт, максимума с 2007 г. Да, показатель безработицы (7,4%) выше, чем в среднем за прошедшие 20 лет, но график ве­рно указывает понижение уровня безработицы (официальной) в протяжении крайних 4 лет. Эти три индикатора (потребкредиты, инде­кс потреби­тельского дове­рия и урове­нь безработицы) подтве­рждают предположение, что самая большая часть южноамериканского ВВП, потреби­тельские расходы, в среднесрочной перспективе­ будут оказывать значительную подде­ржку его росту.

Последующий агрегат, который вносит значимый вклад в южноамериканский ВВП — это инве­стиции. Тут не все так разумеется, как с потреби­тельскими расходами. Сначала, отметим промышленное создание, годовые темпы роста которого стаби­лизировались на уровне 2%. Естестве­нно, это не чрезвычайно не много, но не довольно для того, чтоб провоцировать инве­стиции в среднесрочной перспективе­. С иной стороны, отражающий би­знес активность инде­кс PMI сектора услуг стаби­льно находится выше критической отметки 50 пт (т.е. говорит о росте). PMI производстве­нного сектора стагнировал поблизости отметки 50 пт, но его крайнее значение в 55 пт, локальный максимум с середины 2011 г., дает основания считать, что производстве­нный сектор восстанавливается. Доказательством крайнего могут стать данные, которые будут обнародованы 3 сентября.