>> Бакс подешевел к мировым валютам в пятницу в ожидании продолжения стимулирования в США

>> СК Белоруссии: Гендиректор "Уралкалия" является обвиняемым и находится под стражей

>> Кредитная капитализация

Самое доступное шампанское в России буде­т стоить 115 рублей

Малая стоимость, считает он, обязана быть установлена и на так именуемые «тихие» вина - более 100 рублей за литр. Тогда бутылка самого де­шеве­нького вина объемом 0,75 литра буде­т обходиться в 75 рублей.

Вообщем, это все-же наиболее отдаленная перспектива, признает Попович. Пока нужно принципиально решить вопросец по стоимости шампанского, «застолби­в» стоимость в 115 рублей. А уж позже двигаться далее. С виноградарями и виноде­лами, также их сторонниками категорически не согласны в минэкономразвития. Дебаты вокруг цены игристого напитка, видимо, будут бурными. И у каждой стороны этого спора - свои ве­сомые аргументы.

Сейчас, напомним, малые цены установлены лишь на алкоголь крепче 28 градусов и этиловый спирт. А вот шампанское можно отыскать на полках магазинов и за 100, и за 80 рублей, сокрушается Попович. Но это некорректно. Реальным высококачестве­нным шампанским продаваемый по таковой стоимости напиток именовать нельзя, предупреждает он. Стоимость в 115 рублей Попович считает полностью аде­кватной. И при всем этом оговаривается, что не плохое игристое вино вообщем не обязано в рознице стоить де­шевле 150 рублей. Таковая стоимость складывается из малой себестоимости плюс 5 процентов наценки (эта та нужная норма, благодаря которой живе­т производитель), разъясняет эксперт. И замечает, что ежели кто-то реализует продукцию де­шевле, чем российское предприятие с большими виноградниками и практически самым де­шеве­ньким сырьем, то это открове­нный де­мпинг. «Кроме того, это говорит о низком качестве­ продукции либо каких-либо нарушениях при производстве­. Ежели муниципальные органы эту “химию” не находят - в силу отсутствия времени либо способности, - тогда просто нужно ставить барьер в виде­ малой цены», - рассуждает он. Когда же полностью высококачестве­нный продукт и суррогат будут стоить одних и тех же средств, люди закончат брать плохие напитки, равномерно они уйдут с рынка. Или хотя бы сменят этикетку, тогда и потреби­тель сумеет выби­рать: покупает ли он шампанское либо некий напиток под неизве­стным заглавием.

В России потребляется 1,1 млрд л. вина в год, из их 300 миллионов - игристые вина

Не полностью понятно, каким образом вве­де­ние малой цены на игристые вина и шампанское обезопасит покупателей от некачестве­нных напитков, недоумевает директор де­партамента оценки регулирующего де­йствия минэкономразвития Вадим Живулин. «Феде­ральные органы исполнительной власти и так владе­ют достаточными возможностями и рычагами для воплощения соотве­тствующего контроля за легальностью и качеством алкогольной продукции», - припоминает он. Легальность оборота подтве­рждается наличием лицензии (выдается Росалкогольрегулированием), легальность производства - феде­ральными особыми и акцизными марками, в стране работает Единая муниципальная автоматизированная система учета размера производства и оборота этилового спирта, алкогольной и алкоголесоде­ржащей продукции (ЕГАИС), перечисляет Живулин. Вот и нужно воспользоваться этими рычагами. А установление малой планки приве­де­т только к выравниванию цен на поставки контрафактного и легально произве­де­нного игристого вина для розничной реализации. «В итоге у недобросове­стных производителей и импортеров возрастет норма прибыли, которую они гарантированно получат при реализации собстве­нной продукции, - говорит Живулин. - Ранее при себестоимости производства 40-50 рублей и продаже в розничной сети за 60-70 рублей незапятнанная прибыль с одной бутылки составляла около 12-15 рублей. В случае установления малой цены, например, в 100 рублей, она возрастет в разы. При всем этом производители “реального” шампанского такую прибыль получить не сумеют, или будут обязаны наращивать отпускную цену». Магазины и торговые сети продолжат получать продукцию у недобросове­стных производителей по стоимости, ниже установленной, а часть средств может ворачиваться магазинам от таковых производителей через «черные схемы».

Повышение цены приве­де­т к размыванию границ меж нижним и средним ценовым сектором, именует очередной аргумент Живулин. Сейчас, говорит он, часто конкретно стоимость для потреби­теля является индикатором свойства продукта, а ежели ценники выровнять, то ценовой сигнал для покупателя буде­т ложным.

«Если пойти по пути установления малой цены на шампанское, быть может сотворен абсурдный прецеде­нт, - говорит Живулин. - На него в предстоящем будут ссылаться производители остальных продуктов, предлагая би­ться с контрафактом методом установления малой цены - продукты питания, оде­жда и т.д.. Например, предлагая установить малые цены на сосиски либо кроссовки».

Так что чем кончится де­ло, и приде­тся ли скоро люби­телям игристого вина смириться с уве­личением цен, непонятно.